Проза

Глава 28.

Утро началось с мыслей.

Люди-анонимы. Они сами выбрали себя такими. А, может быть, это их миссия на этой земле? Не всем же вещать все то, что скрыто в подкожном пространстве, на весь мир? Может, это только для избранных? Ну конечно, Серж, Саша, Айва, например. Да, циничные примеры… А я думаю про них как, как про простых простолюдинов? Выбирая любимчиков и смотря на них, удивляясь, почему они посетили мое помещение?

Прочь эти мысли. Всегда себе говорил, что не суди людей. Ну, дак, видимо, это – свойство людей, как бы ни кричали об обратном на каждом углу. Да, я – человек, со всеми свойственными вытекающими. И я не стыжусь этого.

Друзья, не прекращайте меня читать, если дошли до этого момента, поскольку у меня бывают моменты отвлечения на доморощенную философию, этим я не принижаю себя, но возвышаю тем, что об этом совершенно искренне выражаюсь. Как старомоден я, наверное, для вас. Ну и пусть. Когда-нибудь вы тоже станете такими. Я говорю это с улыбкой, но не в отместку.

Будьте готовы к словам, мыслям, которые я ловлю ниоткуда, поскольку не знаю, откуда они.

Все, баста. Вернулись в реальность.

Итак, наступил , если вы заметили, день клуба.

Мне нужно было собраться с мыслями, и я, решив отрезвить свою реальность, подошел к бару, посмотрел на него, решая, что же я хочу выпить, не выбрал ничего.

Я вспомнил, что произошло во второй день моего,  так сказать, отпуска, и подумал, что я так и не прозвонил никуда, чтобы узнать, как тот человек, который пострадал на той улице, когда его…  Господи, так надо было сразу позвонить! Я включился. Найти его в нужной больнице было нетрудно.

По дороге я купил пару йогуртов, из дома захватил облепиховое варенье, которое когда-то подарила мне тетя, ждавшее, видимо своего применения, купил по дороге коньяк на всякий случай, и поехал, вызвав моего водителя в больницу.

Человек лежал от меня, отвернувшись в другую сторону, но  узнал его. Мейкун.

— Присаживайтесь, — сказал он тихо и хрипло.

— Мейкун, прошу прощения…

— Не стоит, я вчера вообще был не жилец.

— Да.. Все это… Грустно впечатляет.

— Вы когда-нибудь любили?

Вся эта больничная обстановка с повернутым взглядом мудрого, я так считаю, Мейкуна, меня вдруг проняла до мозга костей.

— Да.

— Хорошо, — вздохнул с облегчением Мейкун.

Я молчал. А он – тоже, хотя в голове его была уставшая революция, вот это да… Столько лет.

— Мне немало лет, — он посмотрел на меня, — но Вы мне нужны.

— Чем я могу Вам помочь? Кстати, я подумал, что Вам это нужно, — я выложил на столик около его кровати все содержимое из моего пакета.

— Прекрасный набор, — вновь улыбнулся Мейкун.

— Если Вам трудно, то не рассказывайте, тем более, я в любом случае жду Вас в нашем клубе. Нет, я просто…

— Ден, я уважаю Ваши мысли, Вы – уникальный человек. Собрав роскошную публику у себя в клубе так называемых «анонимов» — это не каждый может, — он закашлялся.

— Мейкун…

— И то, что было в тот вечер, загадочно, но применимо в нашем мире, — с трудом проговорил он.

Тут я почувствовал себя не от мира сего, вновь. Но протянул ему записку, на которой быстро начеркал номер своего телефона.

— Прошу Вас, звоните. Если что-то нужно будет – говорите. А так я приду на днях.

— Благодарю Вас, Ден, — у него как будто кончались силы говорить. Как ни странно при таких обстоятельствах, я ощущал его величие, и гордость за… себя.

Я тронул в знак уважения его за руку и вышел из палаты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *