Проза

Глава 21.

— Я люблю первый снег, — мечтательно промолвила Айва, — как первая любовь…
— Давай, Айва, наступило время женских историй!  — сказала Тельза и широко улыбнулась.
Как была прекрасна ее улыбка! Это было что-то неземное, по крайней мере, не всем удается так улыбаться. Но ее улыбка все решала, обезоруживала, хотя ты знал, что далеко не в ее мире, да? Женщина-загадка? Возможно. Такое ощущение, что так думал только я. Как возможно? Я что, ацтет? Это слово само навернулось у меня на языке, вернее, возникло в голове. А есть такое слово? Она была далека, и близко одновременно. Кто-то будет счастлив лицезреть ее улыбку каждое утро или вечер… Инопланетянка, в общем.
Айва, как ни в чем ни бывало, перекинула одну ногу на другую, в своих «крокодильих» сапогах, и сказала:
— Моя очередь, да?
— Да, — ответил я покорно.
— Я мечтаю о рампах…
«Никто не сомневался», — подумал я.
— Недавно я купила себе бирюзовое платье, специально…
«Бирюзовое? Вот так новость!» — вновь подумал я. Да, я думал все время разными способами, но теперь эти реплики внутри меня были театральным, будто бы  я играл спектакль, и комментировал сам себя.
— А Вам нравится Алла Борисовна? – спросила она всех, кто присутствовал в этом клубе.
«Давайте перенесем наш клуб в караоке, ведь там ему место»,  — вновь подумал я а своем театре.
— Я очень уважаю ее, — сказал Александр.
— Что из того? – спросил Константин.
— Это… Пугачева? – поинтересовался Серж.
— Молодой человек… О, как из ее песни! «Пригласите танцевать!» – Айва рассмеялась.
Серж, хмуря брови, непонятливо посмотрел на Айву.
— Я – звезда, только не там, где мне хотелось бы быть.
Все, кто был в этом клубе, задумались…
— А мне так хотелось бы этого… – она не заплакала, но лицо ее стало старее, — Я и так звезда, только на своей улице, но и в городе тоже!..  Но это меня не смущает, а даже радует, я, вообще-то, счастлива,  — она все же заплакала.
— Айва, Вы очень приятная дама, и очень хорошо выглядите! Главное, не терять себя! – поддержал Айву Мейкун, и, достав из кармана немного бумажных салфеток, поднес их рассказчице, а Вы поете, да?
Тут Айва, к всеобщему удивлению, вообще зарыдала. Боже, я никогда не знал, что нужно делать, когда женщина плачет! Я ощутил себя в шкуре простуженного инспектора Грандена из фильма «Ищите женщину», который не знал, что делать, когда плакала Алиса. О, этот прекрасный и сумасшедший фильм!
— Айва, — промямлил я, — Айва, пожалуйста, успокойтесь…
— Простите, но здесь же возможно все, Вы что, не подготовились? – сквозь салфетки, шмыгая носом, проговорила Айва.
— Не подготовился. Не до такой степени… простите. Хотя, поплачьте. Это снимает напряжение.
Тут она резко успокоилась. Нужно запомнить эффект действия таких предложений. Но женщина необъяснимы и непредсказуемы, одной подойдет, другой – нет. «Мы – такие же», — подумал я тут же собрал все силы, чтобы «приготовиться» к продолжению.
— Я – звезда, Вы понимаете? – она оглядела всех, а все непонимающе смотрели на нее, — прошу меня понять! Я – любимица папы. Я всегда чувствовала себя особенной, и это помогало мне жить и достигать высот, которых я добилась.
— Позвольте спросить, о каких высотах Вы говорите? – спросил Константин.
— Не о таких, которые Вам просто неведомы…
— Стоп! – вмешался я, — Айва, у нас есть правила клуба, не нарушайте их, прошу Вас, и Вас тоже это касается, Константин!
Все участники молча поддержали меня, но ждали продолжения.
— Хорошо,  — ответила Айва, — я – женщина, и прошу не провоцировать меня, я  — жаркая женщина!
Константин ухмыльнулся в свою бороду, но промолчал. Что здесь происходит? Хотя понятно, что. Клуб анонимов, где все чувства обнажены, но грань есть грань, и я должен ее сохранить, по максимуму. Мне самому стало интересно уже.
— Печеньки Ваши прелестны, у меня такие готовила бывшая жена, сама, причем, — опять вставил Константин.
— Похоже, — вмешался Александр, — Вы скучаете по этим печеньям?
— Да, — наконец-то спокойно ответил Константин и опять ушел в себя, но в голосе его сквозила боль. Ладно, сейчас — Айва.
— Я очень вкусно готовлю, — все же ответила Айва, но Константин уже был в своем мире, где его бывшая жена, по видимому, готовила не только печеньки…
— Я звезда, — вновь повторила Айва, — и я напрягся в ожидании рыданий, но она спокойно, с достоинством, пока не встревал Константин, продолжила:
— Я всегда мечтала о свете рампы, представляя себя либо певицей, либо актрисой, но все это воплотилось в моей жизни на уровне «караоке» и всеобщих посиделок, скажем так, с моими дорогими друзьями… Я всегда везде была первой! Во всем! Я боюсь оплошности, подкачать свою репутацию…
— Да у Вас, похоже, комплекс отличницы? – Мейкун очень мягко задал вопрос.
— Возможно, но так я живу, и это – моя жизнь, прошу прощение за тавтологию.
— Вы образованны, это видно сразу, — сказала Мария, — но я не люблю такой тип женщин, как Вы.
— Бог с Вами, душенька! – цитируя фразу из какого-то фильма, ответила Айва.
Мария нахмурилась.
— Я, кстати, могу помочь Вам одеться, ведь не век же ходить в поношенной шапочке!
— Айва, договор! – встрял я.
— Не больно-то и хотелось, — ответила Мария, —  уж я-то работаю в библиотеке, и даже не этим фактом я хотела Вас «опрометить», — «Опрометить?», — вновь подумал я, — а тем, что звезда из Вас… Простите, — вдруг она замолчала и посмотрела на Айву, будто жалея ее, потом на меня, исподлобья. Я ответил ей взаимностью, поблагодарив ее за понимание. А я вновь удивился новому слову.
— Не знаю, зачем я пришла сюда, а ваш клуб… – Айва вновь поменяла одну ногу в сапогах из крокодильей кожи на другую.
— Затем, деточка, — Мейкун, не обращая внимание на гневный блеск глаз Айвы, которой определенно не нравилось такое обращение, продолжил, — что Вы пришли сюда не просто так.
— Мейкун?
Мейкун кивнул.
— Я Вам верю, я испытываю к Вам уважение!
Константин опять ухмыльнулся, проснувшись ото сна в своих воспоминаниях. Айва, словно боковым зрением смотрела на него, и будто бы для нее цель в это время была «уколоть» Константина. Но он молчал. А взгляд мой упал вдруг на каблук ее сапог, и я увидел какой-то мерцающий блеск.
— Ден, Вы смотрите так странно, у меня на каблуке грязь?
— Да, немного, но это я так… Вы сами спросили об этом, не имеет значения… – ответил я и отвел взгляд.
— Друзья, — сказал я, — я думаю, вы будете не против, чтобы на сегодня мы закончили,  — я хотел добавить, что сегодня было бурно но не сказал, это было бы моей слабостью, а, может быть, и нет… Не слишком ли много у меня «может быть»? Позже подумаю. Может быть!
— Согласен, кто «за»? – поднял руку Серж.
Я уже начинал его любить, как друга, как товарища, не подумайте лишнего. Всегда с благодарностью относишься к людям, которые тебя поддерживают, это дорогого стоит.
— Пошли, — улыбнулась Тельза своей необъяснимой улыбкой непонятно кому…
Все стали собираться, и вскоре я потушил свет в зале, уходя последним.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *