Проза

Глава 18.

— Я признаюсь… И признательна… Чаку.

— Кому? – переспросил я.

— Я всегда полагала, что нужно читать книги. Да, читать. А не покупать или брать в библиотеке то, что приглянулось визуально, хотя это тоже имеет место быть. Но я не об этом, вернее, не про то хотела сказать, когда пришла сюда.

Она светилась, но вдруг свет ее померк, когда она заговорила дальше.

— Я – обычная. Но и необычная тоже! – вдруг вновь засветилась она, — я из мира серости, как многие думают, но эта серость имеет оттенки! Реазные! Она бывает выцветшая, а бывает – томного мышиного цвета. Как только ты понимаешь, какое знание ты получаешь, читая то или иное – даже время приобретает краски… – она замолчала.

— Мария, в чем же проблема или… с чем ты пришла7

— Не все так думают. В этом проблема.

— Ну и что, — поддержал Саша разговор, — в тебе нужно просто разглядеть тебя, и проблема решена.

— Нет, — ответила Мария, — я сама себе не разрешаю разглядывать меня.

— Но позвольте, — в разговор вошла Тельза, — позволь, почему тебе это мешает? Ты такая, как есть, и все тебе не нужны, ты очень интересная, начитанная, дорогая, ты просто такая, как есть, и почему тебя это должно смущать?

— Это я знаю, спасибо.. Тельза. Но все, кто меня понимают, не нужны мне. Мне нужно другое восприятие.

— Может быть, нужна шапка другого цвета? – постарался пошутить Иви.

Мария, как ни странно, никак не отреагировала, а лишь сказала:

— Нет, пробовала.

— Иви, я чуть не сорвался на тебя, но видит Бог, все идет гладко, — прокомментировал я.

— Мария, — подал голос Мейкун, — я люблю читать книги, и, думаю, у нас найдутся общие темы для разговоров.

— А я бы точно поменял бы тебе образ, — Константин мрачно смотрел перед собой, — немного, в твоем облике есть неповторимле, давно ушедшее, и, кстати, ненавязчивое.

— Мы будем обсуждать мой образ или то, о чем я хочу сказать? – Мария недовольно посмотрела на Константина.

Константин ухмыльнулся и опять ушел в себя. Странный он немного. Что-то скрытное есть в нем, или, даже, давно зарытое.

— Мария, я поддержу Вас, простите, не могу обращаться ко всем на «ты», можно я буду так?

— Конечно, Александр, — и он продолжил.

— Вы –светлая девушка, но не принимайте в штыки то, что Вам сегодня говорят, возможно, это путь Вашего создания снова, вернее, продолжение создания. Вы многое можете нам сказать того, что мы не знаем, и за это Вам отдельная благодарность.

Мария смущенно пробормотала:

— Спасибо, Александр, я буду стараться. Ден, что скажешь?

— Мария, ты – прекрасна.

Я увидел, как зацвело ее лицо, и, кажется, там только сейчас зародилось столько мыслей, что нам и не снилось. Обычная фраза? Да. Ключ? Да! Я даже подумал, что очень часто мы сможем встречаться, конечно, случайно, около моего дома… Нет, это не то, о чем вы подумали. Определение этих мыслей – воодушевление. Пока ничего больше. Но мысль вдруг закралась ко мне. Не она ли меня открывает? Встреча, синяя шапка, которая светилась сегодня утром, ее библиотека… Пока все непонятно, но странно, хотя я привык думать, что все странное – не случайно… И, тем не менее, она здесь, с проблемами, которые, по сути, не проблемы. Подумаю потом. Я понял, что на меня все смотрят.

— Друзья, кто следующий?

Константин.

У него был низкий голос. Но и не внушающий уверенность. Такое ощущение, что дар, который нес его голос про всю его составляющую, просто убит лопатой, застрелян в каком-то моменте его жизни. И теперь остался только его голос. И оболочка, уже смывающаяся под натиском самого себя. Остатки стиля, как будто обреченного, не надеящегося ни на что, но кричащего: «Я – есть! Это я!»

— Гм.. Я – алкоголик. Я понимаю, что здесь не тот клуб…

— Продолжайте, — я был целенаправлен.

— Но я не про это…

— И про это, прошу Вас. Александр! — Вы меня заразили, честно, я тоже к людям привык на «Вы», — Алесандр приветливо улыбнулся, — Константин, говорите все, о чем думаете, нет границ. Здесь.

— Мне приятно находиться здесь, поскольку.. гм… мне непривычно здесь, но если информация не выходит за рамки общества, то я согласен… – он мялся, — я не люблю эту жизнь, я многое прошел, и грязного, и светлого, но меня смущают обстоятельства, и тот момент, что я как-бы деградирую, хотя и не так. Я пытаюсь возродиться, но мне мешают мои обстоятельства. Хотя я уверен, что это лишь причины. Мне нужны деньги. Я умный, но мой ум не может ничего придумать… Видимо, мой ум не для того, куда я его направляю? И об этом я тоже знаю.я много читаю, но кому это нужно? Мой ум в себе. Я – отшельник. И тогда я пью водку, тогда, когда мой ум видит стену, которую не пробить…

— А что за той стеной?

— Ден, там – свобода. Только не нужно мне советовать практик и медитаций, я все это прошел.

— Серьезно? Не помогло?

— Я могу пробить стену! – он вдруг понял игру слов, но взгляд его потек.

— Константин, просто напишите, просто напишите на бумаге, чего Вы хотите. Первый совет. От меня. Я знаю, что это работает. По крайней мере, сдвинет камень на Вашем пути. А дальше посмотрим.

— У меня получается хорошо думать, но не писать. И эти трюки…

— Напишите.

— Хорошо. Гм…

Он успокоился. Вроде и так был спокоен. Но внешне. Внутри была революция. Устоев и новшеств.

Я заметил, что Ди с интересом слушала монолог Константина, и потом утухла под конец.

— Ди, все хорошо?

— Да, — удивленно ответила она.

— Кто следующий, господа?

— Моя очередь, — откликнулся Александр.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *